logo
ФорумБлогиФото

Торжество православия

Опубликовано: Sun, 21 Mar 2021 13:00:00 +0700

Без комментариев.

Мама

Опубликовано: Thu, 09 Jul 2020 11:43:06 +0700

Пасха

Я работаю в такси. Вчера пришел заказ (дальняя поездка) в деревню (70 км от города). Сел парень, лет 25 с виду, надел темные очки и закрыл глаза на заднем сиденье. Меня посетили некоторые мысли, которыми я и хочу с вами поделиться. 

Я почему-то представил себе, что парень едет домой, к маме. Вот он скоро приедет в деревню, зайдет в родительский дом, мама обнимет его, посадит за стол. Нальет тарелку борща со сметаной, затем положит котлетку с пюре картофельным и нальет чай с булочкой. Сын, уставший от городской суеты, поест, сходит в баню и ляжет спать. Мама конечно же приготовит все: мягкую перину, подушку пуховую и одеяло его ...

Актуальный список грехов

Опубликовано: Wed, 17 Jun 2020 20:22:00 +0700

КАЮСЬ:

Пасха

1. Согрешил/а тем, что смотрел/а трансляцию службы из чужого храма.
2. Во время трансляции чистил/а картошку, мыл/а посуду, проверял/а мессенджер.
3. Не поставил/а лайк за проповедь.
4. Скрутил/а звук на службе.
5. Не сделал/а репост трансляции.
6. Осудил/а оператора.
                                                               7. Смотрел/а службу не онлайн, а в записи.
                                                               8. Перемотал/а антифоны и проповедь.
                                                ...

Духовная слепота

Опубликовано: Mon, 13 Apr 2020 22:13:47 +0700

ПЕЧАЛЬ КАРАНТИНА, ИЛИ ПОЧЕМУ ТАК БОЛЬНО И ЧЕГО ТАК СТРАШНО?

Пасха

Кажется, впервые за много тысяч лет перед лицом всепланетарной опасности человечество бежит не к Богу, а от Бога, не в храм, а из храма. И это не может не пугать. Религию поставили в один разряд с сапожной мастерской, фитнес-центром, рестораном и кафе. То есть Церкви пытаются придать некий утилитарный бытовой характер, как одному из общественных учреждений сервисной, обслуживающей сферы. Мол, в период карантина нельзя красить ногти в маникюрном салоне, кушать в кафе, торговать в магазине и ставить свечи в ...

Воля Божья. Восприемник. Благовещение Пресвятой Богородицы.

Опубликовано: Mon, 12 Apr 2021 10:25:50 +0700

Великий пост. Приход к Богу.

Опубликовано: Mon, 22 Mar 2021 13:10:23 +0700
day-big

День за днем. Размышления православного священника.

18.04/05.04
Следуй за Мною
 
"Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфей, и говорит ему: следуй за Мною" (Мф. 9, 9)


И к нам тоже Спаситель обращается с этим зовом: "Следуй за Мною". Он находит нас, где бы мы ни были, и Его голос звучит в глубине нашей совести. Нам остается только ответить на этот призыв - встать и следовать за Ним. Христос говорит: "Следуй за Мною", по узкому пути смиренного и подчас тяжелого долга. Следуй в ответ на этот Божественный голос и на голос твоей совести, посвяти себя одной священной цели и, преследуя эту цель, следуй за Богом!
Иди, не оставляя твоего ежедневного труда; следуй за Ним в покорности, в смирении и любви, в любви к ближнему, в служении ему; следуй твердо, не колеблясь, забывая о себе, отдавая себя вполне Божественному призыву. Не отставай, не оглядывайся назад, "не бойся ничего, что тебе надо будет претерпеть" (Откр. 2, 10), - не смущайся ни препятствиями, ни борьбою, не пренебрегая никем, иди рука об руку с презренными и малыми, подвигайся все вперед твердыми шагами, бросая вокруг себя бессмертное семя добра. Оно созреет в свое время, плоды его ты пожнешь в вечности, следуй только за Ним, иди, - "взирая на Начальника и Совершителя веры - Иисуса" (Евр. 12, 2).
gur-big

Пролог в поучениях (протоиерей Виктор Гурьев).


Дела человеческие

(Слово пр. отца нашего Арсения о делах человеческих)

Как несомненно то, что все бы мы желали быть в царствии небесном, так не подлежит сомнению и то, что при всем желании войти в него, почти также все мы, на пути к нему, ставим сами себе препятствия, ради которых и остаемся вне него. В чем же именно состоят эти, нами самими делаемые себе препятствия? Что отвечать на сие? Ответим следующею вещью, которую некогда показал Ангел преподобному отцу Арсению, Великим именуемому.

Однажды, сидя в келии, Арсении услышал голос, который говорил ему: "ступай, и я покажу тебе дела человеческие". И встав, вышел он на некоторое место. Тут Ангел Божий показал ему человека, который, нарубив тяжелое бремя дров, покушался поднять его и не мог. Вместо того чтобы отложить тяжести, человек этот снова начинал рубить дрова и прилагать к бремени и так поступал много раз. Несколько далее, Ангел показал Арсению другого человека, который, стоя при колодце, черпал воду из оного и наливал в очень малое ведро; от этого вода снова изливалась в колодезь. "Подожди еще немного, "сказал затем Ангел: "и я покажу тебе еще нечто". И вот, увидел Арсений церковь и двух мужей, сидевших на конях и силившихся внести бревно во врата храма; но поскольку бревно они держали поперек ворот и ни один из них не хотел оборотить дерево в длину, то оба они и остались вне церкви. Показавши все это, Ангел дал Арсению следующее объяснение виденного им: "оставшиеся, сказал он: "вне храма суть творящие добродетели с гордостью и не хотящие ходить смиренным путем духовным; ради этого они остаются вне царствия небесного. Секущий же дрова служит подобием тех, которые во многих грехах живут и вместо того, чтобы загладить их покаянием к старым грехам прилагают еще новые. Черпающий же воду есть образ человека, который и добрые дела творит, и грехов не оставляет и потому губит награду, которую бы должен получить от Бога". - "Достоит же", заключил свое объяснение Ангел: "всякому человеку с чистотою добродетели стяжати, да не вотще трудится".

Не правда ли же, братие, что или в людях, оставшихся вне храма, или в человеке секущем дрова, или, наконец, и в черпающем воду, каждый из нас может узнать самого себя? Да, поистине, так; ибо и мы нередко бываем духовно горды и к старым грехам постоянно прибавляем новые и, творя добрые дела, не оставляем в то же время и злых. "В виду же всего этого, на будущее время будем внимательны к своему нравственному состоянию", обратим внимание на свое сердце и жизнь и будем смотреть, есть ли в них хотя бы начатки той чистоты, и того совершенства, которые необходимы для того, чтобы войти в царствие Божие. Те, которые обретут в себе некоторый залог будущего блаженства, да поспешат принести его в дар Господу и Спасителю своему, как плод не столько собственных усилий, сколько Его всемощной благодати. А те, которые, приникая к лицу бытия своего, обретут образ души своей темным и неблаголепным, "те да не замедлят просветиться светом христианских добродетелей" (Воскресенье Чт. 1840 г. № 18, стр. 163) Аминь.

dobro-big

Добротолюбие избранное для мирян.

НЕЧИСТОТА (БЛУД)

Преп. Макарий Великий
- Главнейшее дело подвижника в том состоит, чтобы, вошедши в сердце свое, сотворить там брань с сатаною и возненавидеть его и, противоборствуя помыслам его, воевать с ним. Если же кто, по видимости, сохранит тело свое от растления и блуда, внутри же любодействует пред Богом, блудничая в помыслах, то иметь тело девственным никакой нет пользы. Ибо написано: всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже прелюбодействова с нею в сердце своем (Мф. 5,28). Есть блуд, телом совершаемый, и есть блуд души, с сатаною общающейся.

Блаж. Диадох
- Когда человек Божий все почти победит страсти, два беса остаются еще растущими против него, из коих один душу томит, возбуждая (подвижника) по великому боголюбию к непомерной ревности, так что он не хочет допустить, чтобы другой кто угодил Богу паче его; а другой - тело, возбуждая его огненным некиим движением к похотению плотскому. Бывает же сие с телом, потому что такая сласть похотная свойственна естеству нашему, как вложенная в него чадородия ради, почему она и неудобно побеждаема, - а потом и по попущению Божию. Ибо, когда Господь увидит кого из подвижников слишком высоко восходящим в преумножении добродетелей, тогда попускает ему иной раз быть возмущаему сим скверным бесом, чтобы он почитал себя худейшим всех живых людей. Такое нападение страсти сей иногда бывает после совершения добрых дел, а иногда прежде того, чтобы движение сей страсти, предшествует ли оно делам или последует, заставляло душу казаться пред собою непотребнейшею, как бы не были велики совершенные ею дела. Но против первого беса будем бороться усугублением смирения и любви, а против второго - воздержанием, безгневием и углублением памяти о смерти, чтобы чрез то, чувствуя в себе непрестанно действо Святого Духа, соделаться нам в Господе высшими и этих страстей.

Преп. Нил Синайский
- Подойди лучше к горящему костру, нежели к юной женщине, когда ты и сам юн. Ибо, почувствовав боль от огня, когда к нему приблизишься, тотчас отскочишь прочь, а разнежась женскими речами, не вдруг отойдешь.
- Блюди, человек, воздержание; под предлогом покаяния не обольщайся неизвестными надеждами. Ибо многие, пав, немедленно похищены смертью, а другие не в силах были встать от падения привычного, сластями пехотными связанные, как законом. Почему знаешь ты, будешь ли жив и покаешься ли, что назначаешь себе годы жизни? Падая, ты поблажаешь плоти своей, тогда как надлежало бы тебе паче предаться памятованию о смерти, чтобы в сердце своем поживее представить страшное определение Суда, и тем угасить мудрование распаленной плоти.

Преп. Ефрем Сирин
- Если на дворе не даешь накопляться нечистотам, то не давай и внутри себя усиливаться пожеланиям плотским.

Преп. Антоний Великий
- Жизнь плотская и наслаждение в жизни сей большим богатством и властью бывают смертью для души; и напротив, труд, терпение, бедность с благодарением и умерщвление тела есть жизнь души и путь к вечному утешению.

Преп. Никодим Святогорец (из кн. "Невидимая брань")
- Всевозможно избегай всех случаев, могущих возмутить покой плоти твоей, особенно встречи с лицами другого пола. И если иной раз будет являться нужда беседовать с каким-нибудь таким лицом, беседуй недолго, соблюдая не только скромность, но и некую строгость в лице своем, и слова твои пусть будут при всей приветливости больше сдержанны, нежели благосклонны.
- Бегая убо бегай всевозможно: А) от такого сообращения с лицами, могущими послужить для тебя в соблазн, если искренно желаешь не попасть в плен греха и не уплатить оброка его, который есть смерть душевная. Не на это ли указывал апостол, когда заповедывал коринфянам: бегайте блуда (1 Кор. 6,18). Б) бегай ничегонеделания и лености и стой бодренно, во все глаза смотря за помыслами и мудро устрояя и ведя дела свои, требуемые твоим положением. В) никогда не ослушивайся настоятелей твоих и отцов духовных, но охотно повинуйся им во всем, скоро и с готовностью исполняя, что ни прикажут, и наипаче то, что смирительно для тебя и противно твоей воле и твоим склонностям. Г) никогда не позволяй себе смело судить о ближнем, никого не суди и не осуждай, и особенно за этот самый плотской грех, хотя бы кто явно впал в него, но поимей к нему сострадание и жалость; ни негодуй на него и не смейся над ним, но от его примера позаимствуй себе урок смирения, и, зная, что и сам ты крайне слаб и на худое подвижен, как прах на пути, говори себе: ныне пал он, а завтра паду я. Ведай, что если ты скор на осуждение и презрение к другим, то Бог больно накажет тебя за это, попустив самому тебе впасть в тот же грех, за который осуждаешь других. Не судите, да не судими будете (Мф. 7, 1) и на то же не будете осуждены. Д) внимай себе и бодрствуй над собой. Если стяжал ты какой дар Божий или находишься в добром состоянии духовном, не воспринимай в самомнении суетного и мечтательного о себе помышления, будто бы ты нечто и лучше других. Как только так подумаешь, падешь легко, как осенний лист с дерева.

ignat-big

Святитель Игнатий Брянчанинов. Собрание сочинений.

Забвение

Ничто столько не бывает причиною забвения, как праздность (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 179).

***

...Оно <забвение> сильнее всех помыслов, и есть родительница всего худого, и разорительница того, что каждый час созидает в себе человек (прп. авва Исаия, 89, 319).

***

...Нерадение о ней <молитве>, хотя малое. есть матерь забвения (прп. авва Исаия, 89, 351).

***

Будь особенно внимателен к себе, чтоб не овладело тобою забвение (прп. Ефрем Сирин, 30, 183).

***

Проклятия достойное забвение, как вода огню, противится вниманию, и сильным супостатом ему бывает  каждочасно. От забвения приходим в нерадение, от нерадения переходим к пренебрежению (порядков духовной жизни) и унынию, — и к безместным похотениям; и таким образом опять возвращаемся вспять, как пес на свою блевотину (ср.: 2 Пет. 2, 22) (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 173).

***

Забвение обыкновенно погашает хранение ума, как вода погашает огонь. Но непрестанная молитва Иисусова с неослабным трезвением вконец испаряет его из сердца (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 188).

***

Забвение само по себе не имеет никакой силы, но укрепляется по мере нашего нерадения (прп. Марк Подвижник, 69, 13).

***

Когда силою действенной благодати образуется в душе и тщательно будет храним в ней (тройственный) союз истинного ведения, памятования словес Божиих и доброй ревности, тогда самый след забвения, неведения и равнодушия исчезнет из души... В душе же начнет царствовать, наконец, благодать, во Христе Иисусе, Господе нашем... (прп. Марк Подвижник, 89, 503).

***

Если к человеку, находящемуся уже при смерти, приблизится огонь, он тотчас чувствует боль; и чем бы человек ни был занят, если упадет на него горячий уголь, он нимало не может уже оставаться в своем увлечении.

Брат! Огонь никогда не угасает, иначе он и не был бы огнем. Если ты хочешь избавиться от забвения и пленения, то не иначе можешь того достигнуть, как стяжавши в себе духовный огнь, ибо только от его теплоты исчезают забвение и пленение. Приобретается же огнь сей стремлением к Богу (авва Варсануфий, 29, 234—235).

filaret-big

Сокровищница духовной мудрости.


Жизнь земная

Желать как можно дольше оставаться в мире свойственно только тому, кого увеселяет мир, кого лукавый и льстивый век влечет к себе обманчивыми прелестями земного наслаждения (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 265).

***

Господь нам не сказал, что здесь будет воздаяние; но что здесь будут искушения, тесноты, нужды и скорби, а там воздаяние. Эта жизнь есть путь подвигов и искушений (прп. Антоний Великий, 89, 57).

***

Чем кто умереннейшую проводит жизнь, тем тот спокойнее бывает, потому что не печется о многом... когда же прилепляемся мы... <к земному>, то, подвергаясь случающимся из-за того прискорбностям, доходим до того, что на Бога ропщем (прп. Антоний Великий, 89, 64).

***

Если любишь покойную жизнь, не входи в круг тех, у коих вся забота о суетностях, и если случайно попадешь в среду их, будь таков, как бы тебя там не было (прп. Антоний Великий, 89, 102).

***

Так живи, как бы каждый провождаемый тобою день был последний в жизни — и не согрешишь пред Богом (прп. авва Исаия, 59, 65).

***

...Кто всю свою надежду возлагает на мир сей, тот слеп (прп. авва Исаия, 59, 71).

***

Кто совершенно презирает и ненавидит мир, тот знает и усвояет истинные блага (прп. авва Исаия, 59, 95).

***

...<Ты> должен возненавидеть временную жизнь, и благость Божия скоро ущедрит тебя всеми... дарами (прп. авва Исаия, 59, 98).

***

...Поистине великая буря свирепеет в сем житейском море. Будем поощрять себя к трудам и взывать к Господу, чтобы не погибнуть в волнах моря сего (прп. авва Исаия, 59, 175).

***

...Возненавидь все, что в мире, и телесный покой, потому что они делают тебя врагом Богу (прп. авва Исаия, 89, 425).

***

Такова жизнь; она не имеет ни удовольствий постоянных, ни скорбей продолжительных. Не твоя собственность этот путь, но и настоящее также не твое (свт. Василий Великий, 5, 163).

***

Два есть пути, один другому противоположные, — путь широкий и пространный, и путь тесный и скорбный. Два также путеводителя, и каждый из них старается обратить к себе. На пути гладком и покатом путеводитель обманчив — это лукавый демон, и он посредством удовольствий увлекает следующих за ним в погибель; а на пути негладком и крутом путеводителем добрый Ангел, и он чрез многотрудность добродетели ведет следующих за ним к блаженному концу (свт. Василий Великий, 5, 164).

***

Настоящее время есть время покаяния и отпущения грехов, а в будущем веке Праведный Суд воздаяния (свт. Василий Великий, 7, 305).

***

По отшествии из сей жизни нет уже времени для добрых дел: потому что Бог, по долготерпению Своему, время настоящей жизни определил на делание нужного для угождения Богу (свт. Василий Великий, 7, 307).

***

...Будешь всегда радоваться, если жизнь твоя всегда обращена будет к Богу, и надежда на воздаяние будет облегчать житейские скорби (свт. Василий Великий, 8, 56).

***

...Если желаем безопасно пройти предлежащий путь жизни, представить Христу и душу и тело свободными от постыдных язв и получить победные венцы, то должны мы обращать всюду бодрственные душевные очи, на все приятное смотреть подозрительно, без замедления пробегать мимо и ни к чему не прилепляться мыслью; хотя бы казалось, что золото лежит рассыпано кучами и готово перейти в руки желающим... хотя бы земля произращала наслаждения всякого рода и предлагала многоценные кровы (свт. Василий Великий, 8, 277).

***

Жизнь человеческая коротка, маловременные радости многотрудного жития — паутинная ткань, наружный блеск жизни — сон (свт. Василий Великий, 8, 342).

***

Удовольствия отнимают твердость, роскошь изменяет мужество, уныние расслабляет силы, клеветы наносят оскорбления, лесть прикрывает собою злоумышления, страх делает, что падаем в отчаяние; и в таком-то треволнении непрестанно обуревается наша природа (свт. Василий Великий, 8, 342).

***

...Жизнь человеческая — непостоянное море, зыбкий воздух, неуловимое сновидение, утекающий поток, исчезающий дым, бегущая тень, собрание вод, колеблемое волнами. И, хотя буря страшна, плавание опасно, однако же мы, пловцы, спим беспечно. Страшно и свирепо море жизни, суетны надежды, надмевающие подобно бурям. Скорби ревут, как волны; злоумышления скрываются, как подводные камни; враги лают, как псы; похитители окружают, как морские разбойники; приходит старость, как зима; наступает смерть, как кораблекрушение. Видишь бурю, правь искуснее; смотри, как плывешь, не затопи ладьи своей, нагрузив ее или богатством, приобретаемым неправдою, или бременем страстей (свт. Василий Великий, 8, 344).

***

...Настоящая жизнь вся предоставлена трудам и подвигам, а будущая — венцам и наградам... (свт. Василий Великий, 9, 380).

***

Не возлюби века сего, потому что делает он запинание любящим его, и на час услаждает, в тот же век отпускает обнаженными (прп. Ефрем Сирин, 30, 59).

***

Размысли, что жизнь ничего не имеет в себе, кроме слез, укоризн, злословия, лености, трудов, болезней, старости, греха и смерти, и не возлюбишь мира (прп. Ефрем Сирин, 30, 70).

***

...Не шути с невеждою, никого не поноси. Соблюдай себя чистым, бегай пиров, чтобы не болезновать о сем при конце жизни (прп. Ефрем Сирин, 30, 195).

***

Что делаешь ты, человек, проводя жизнь подобно бессловесному? Бог сотворил тебя разумным, рассудительным: не уподобляй же сам себя безрассудством своим неразумным скотам (прп. Ефрем Сирин, 30, 300).

***

Пока еще в безопасности находишься... прилагай старание, ибо наступит для тебя время, исполненное неверия, расслабления, лености, сердечной сухости и столь смутное, что не дозволит тебе подумать о лучшем (прп. Ефрем Сирин, 30, 541).

***

Пойдем... путем тесным и скорбным, чтобы, соделавшись досточестными, иметь нам хранителем своим Бога (прп. Ефрем Сирин. 31, 110).

***

Если положишь доброе начало... то и старость свою проведешь так же благоугодно, и будешь подобен светилу, озаряющему многих на пути Господнем (прп. Ефрем Сирин, 31, 130-131).

***

На широком пути бывает следующее: злоумие, развлечения, чревоугодие, пьянство, расточительность, непотребство, раздор, раздражительность, надменность, непостоянство и тому подобное; а за ними следуют неверие, неповиновение, непокорность; последнее из всех зол — отчаяние. Кто предан сему, тот заблудился с пути истины, готовя себе собственную свою погибель (прп. Ефрем Сирин, 31, 152).

***

На тесном и узком пути бывает следующее: безмолвие, воздержание, целомудрие, любовь, терпение, радость, мир, смиренномудрие и тому подобное; за ними же следует бессмертная жизнь (прп. Ефрем Сирин, 31, 152—153).

***

...Не соревнуй делам небогобоязненности. Ибо что лучше? роскошествовать ли несколько дней и выполнять по хоти плоти, но лишиться жизни вечной? Или ненадолго потерпеть тесноту, но избежать вечного осуждения и скрежета зубов, и достигнуть Вечной жизни? (прп. Ефрем Сирин, 31, 153).

***

...Если с юности будешь ходить стезею правды, и исшествие твое будет в мире (прп. Ефрем Сирин, 31, 153).

***

...Если порабощен ты земному мудрованию, то дело твое обратится в суету. Никтоже может двема господинома работати (Мф. 6, 24) (прп. Ефрем Сирин, 31, 157).

***

Горе тебе, душа, что пребываешь бесчувственною в настоящей жизни, каждый день предаваясь роскоши, смеху, рассеянности и живя распутно; в будущий век будешь плакать, подобно богачу, мучимая в пламени вечного огня (прп. Ефрем Сирин, 31, 597).

***

Жизнь нашу надобно сберегать, как вино. Не как случится должна проходить она, не смеху надобно посвящать ее, не многословию, хотя бы и невинному, не частым изворотам, хотя бы и не хитрым, не рассматриванию различных вещей, хотя бы и не напоминающих об  удовольствии, не многолюдству, хотя бы упрашивали окружающие. Ибо кто предан сему, тот, хотя не потерпит вреда, однако же не насладится и выгодами (прп. Ефрем Сирин, 31, 614—615).

***

Предусматривай будущее, как человек разумный, наблюдай настоящее, как человек смертный (прп. Ефрем Сирин, 31, 630).

***

Нередко за ничтожную вещь проливается кровь, а чрез несколько времени человек оставляет ее и выходит из этой жизни нагим и жалким, ничего не приобретши здесь, и не улучив вечных благ. Какое суетное стремление! Как душевредна жизнь сия! Как издевается она над человеком! Итак, размысли, человек, что имеет в себе эта жизнь? В ней зловоние, скорбь, труд, мука, непрестанные хлопоты, неправда, любостяжательность, ложь, татьбы, отравы, недоброжелательства, пленения, кораблекрушения, вдовство, сиротство, неплодство, укоризны, клеветы, посрамления, убытки, грабежи, стенания, войны, ненависть, зависть, убийства, и старость, и болезни, и грех, и смерть (прп. Ефрем Сирин, 32, 18—19).

***

Приготовь дела свои к исшествию; приведи все в порядок на поле своем, а поле есть жизнь сия; возьми добрый заступ — Новый Завет; городи владение свое терниями — постом, молитвою и учением. Если такая будет у тебя ограда, то не взойдет зверь, т. е. диавол (прп. Ефрем Сирин, 32, 90).

***

...Жизнь человеческая подобна пути. Поэтому должно более иметь в виду не то, что встретится во время шествия, но то, что будет с нами по совершении пути (прп. Ефрем Сирин, 32, 234).

***

Не здесь обещал нам Бог даровать покой и Царство Свое, ибо век сей назначил быть для нас училищем, местом искуса и подвига... (прп. Ефрем Сирин, 32, 277).

***

...Да не будет казаться для нас сладостным этот лукавый и суетный век, чтобы не соделались для нас горькими оный неугасимый огонь, вечный и ядоносный червь (прп. Ефрем Сирин, 32, 370).

***

Среди соблазнов и сетей ходим мы, возлюбленные, и должны молиться, чтобы не впасть в них. Сети смертные исполнены сладости; да не обольстит нас своею приятностью сладость сетей смертных, разумею попечение о земных вещах, об имении, о лукавых помыслах и делах. Не услаждайся, брат, сетью смертною, не расслабевай и не истаевай, занимаясь лукавыми помыслами (прп. Ефрем Сирин, 32, 373).

***

День похищает меня у ночи; жизнь моя непрестанно сокращается; но не умаляются грехи мои. Даруй мне, Господи, проводить жизнь свою с пользою (прп. Ефрем Сирин, 33, 189).

***

Как коротко время наше! Как быстро идет оно! Скоротечен путь наш, недолговременно шествие наше. Один день от матернего чрева до гроба, одна ночь покоя во гробе, одно утро воскресения, потом неисходный суд (прп. Ефрем Сирин, 33, 239).

***

Разрешил я болезнующую утробу матери, вышел из нее на свет и принес с собою слезы и воздыхания. Мир едва увидел детство мое, надругался над ним и увлек в суеты свои. Так из тьмы пришел я в тьму греховную. Вскоре сретает меня смерть и погребает во тьме; и вот, тление разрушает тело и тьма уготована в воздаяние (прп. Ефрем Сирин, 33, 251).

***

Прежде отшествия твоего привлекай на себя щедроты, чтобы смерть не ввергла тебя в погибель. Страшное будет зрелище, когда Судия потребует отчета у свободной воли (прп. Ефрем Сирин, 33, 267).

***

Дни текут и улетают, часы бегут и не останавливаются, в стремительном течении времени мир приближается к концу своему. Ни один день не дозволяет другому идти с ним вместе, ни один час не ждет другого, чтобы лететь заодно. Как воду невозможно удержать и  остановить перстами, так не остается неподвижною и жизнь рожденного от жены. Взвешена и измерена жизнь всякого вступающего в мир, нет ему ни средств, ни возможности переступить за назначенный предел. Бог положил меру жизни человека, и эту определенную меру дни делят на части. Каждый день, незаметно для тебя, берет свою часть из жизни твоей, каждый час со своею частицею неудержимо бежит путем своим. Дни разоряют жизнь твою, часы подламывают здание ее, и ты спешишь к своему концу, потому что ты — пар. Дни и часы, как тати и хищники, обкрадывают и расхищают тебя, нить жизни твоей постепенно прерывается и сокращается. Дни предают погребению жизнь твою, часы кладут ее во гроб, вместе с днями и часами исчезает на земле жизнь твоя (прп. Ефрем Сирин, 33, 360—361).

***

Малым перстом — первым возрастом младенчества начинается жизнь твоя; потом идет она до второго перста — неразумного детства; после сего человек стоит на середине, — в горделивой и надменной юности; за этим следует четвертый возраст совершенного мужа; потом мера начинает умаляться, а как недостает еще одной степени, то приходит старость; это большой перст — конец жизни. Вот мера твоя, если определено тебе совершить ее вполне; часто же бывает, что придет смерть и не даст дожить до конца, потому что Творец по воле Своей сокращает пядень твоей жизни, чтобы зло пресеклось и не продолжалось вместе с твоей жизнью. Итак, рука показывает меру человеческой жизни; персты — образ пяти степеней, по которым проходит человек (прп. Ефрем Сирин, 33, 362).

***

Да не обращает в ничто жизнь твою гнев, да не губит ее грех; иначе ты — всецело мертв, потому что совершенно лишен жизни (прп. Ефрем Сирин, 33, 363).

***

Проводи жизнь свою в мире, запасайся добрым напутием, чтобы соединиться ей с Богом, и тебе, на конце ее, снова обрести ее там, если будешь здесь жить добродетельно. А если живешь нечестиво, то жизнь твоя проходит; она уже потеряна; станешь искать ее и не найдешь. Если вода вылита на землю, тебе невозможно ее пить; но если она налита в сосуд, то сбережется тебе для питья. Не проводи жизнь твою в гневе и ненависти, не трать ее на хищения, обиды, иначе не найдешь ее. Непотребством и татьбою не уподобляй жизнь свою гнилой воде; иначе поглотит ее земля, и глаз не увидит ее больше. Не в зависти и коварстве, не в гневе и вражде, словом: не в пороке каком проводи жизнь свою; иначе она потеряна, и ты — действительно мертвец, потому что утратил жизнь свою (прп. Ефрем Сирин, 33, 363).

***

...Гонись вослед за добрым, чтобы жизнь твоя, хотя и течет она как вода, собралась опять в Боге. К Богу направляй малый поток жизни своей, чтобы когда иссякнет здесь, сделалась там морем жизни. Не велик у тебя ручей жизни в этом преходящем мире; направь ее к Богу, чтобы сделалась бездной жизни. День за днем струится и утекает жизнь твоя; излей ее в Бога, чтобы обрести ее для себя в том мире (прп. Ефрем Сирин, 33, 363).

***

Человеку дана была жизнь, подобная Вечной жизни, и с нею приял он любовь к жизни и ненависти к смерти.

Сих двух стражей даровала человеку Всемощная Сила, снабдившая его жизнью, чтобы с их помощью охранял он благо жизни от противников.

Из любви к жизни обнаруживает он в себе любовь к своей жизни и, сколько должно, благодарит Подателя жизни, снабдившего его жизнью.

Страх смерти удерживает его в стремлении ко греху; потому что чрез грех утратил он жизнь, которая для него так вожделенна.

Таково всепремудрое распоряжение Всеустрояющего — дать испытать жизнь здесь, чтобы возвысить дар Свой (прп. Ефрем Сирин, 33, 396).

***

Предложу вам слово о настоящем веке. От сокровищ его нет пользы; ничего не остается навек, кроме истинной веры и правды, которые всегда непостыдны.

Где жившие прежде нас, которые трудились, не щадили трудов своих, не давали себе покоя? Тела их поглотила земля, и в ней стали они прахом.

Где древние цари и могущественная их власть? Где покорявшие себе землю во бранях и людей в ратоборствах?

У них столько же было золота, сколько праха на земле, и сокровищ — более, нежели сколько песка морского; они для прославления своего имени созидали города, сограждали стены и твердыни.

Пред взорами всех ставили изваяния и величественные изображения, чтобы воздавали им честь. И вот они в земле, обратились в прах, исчезла их жизнь от дыхания смерти (прп. Ефрем Сирин, 33, 488).

***

Кто хочет в мире жить праведно, обрести себе покой, избавиться от борьбы и суда, тот постоянно ведет брань и терпит нападения... (прп. Ефрем Сирин, 34, 67).

***

Мы то же, что беглый сон, неуловимый призрак, полет птицы, корабль на море, следа не имеющий, прах, дуновение, весенняя роса, цвет, временем рождающийся и временем облетающий (свт. Григорий Богослов, 12, 260).

***

...Единственная польза от здешней жизни — самым смятением видимого и обуреваемого руководиться к постоянному и незыблемому (свт. Григорий Богослов, 12, 261).

***

...В делах человеческих, по естественному порядку, нет ничего твердого, ровного, держащегося своими силами и пребывающего в одинаковом положении; участь наша вращается подобно колесу, в различные времена, и часто в один день, а иногда и в один час подвергаясь различным переменам, так что скорее можно положиться на постоянство ветров, никогда не останавливающихся, или следов плывущего по морю корабля, или на обманчивые ночные сновидения, доставляющие минутное удовольствие, или на твердость тех начертаний, какие дети, играя, делают на песке, нежели на благоденствие человеческое. Итак, благоразумны те, кои, не веря благам настоящим, собирают себе сокровище в будущем и, видя непостоянство и переменчивость благополучия человеческого, любят благотворительность, которая никогда не изменит (1 Кор. 13, 8) (свт. Григорий Богослов, 13, 20—21).

***

...Не море ли — жизнь наша и дела человеческие? И в ней много соленого и непостоянного. А ветры — это не постигающие ли нас искушения и всякая неожиданность? Сие-то, кажется мне, примечая, досточудный Давид говорит: спаси мя, Господи, яко внидоша воды до души моея; избавь меня из глубин водных, приидох во глубины морския, и буря потопи мя (ср.: Пс. 68, 2—3). Что же касается до искушаемых, то одни... как самые легкие бездушные тела увлекаются и нимало не противостоят напастям, потому что не имеют в себе твердости и веса, доставляемых разумом целомудренным и готовым бороться со встретившимися обстоятельствами, а другие, как камень, достойны того Камня, на Котором мы утверждены и Которому служим. Таковы все, которые, руководясь умом любомудрым и стоя выше низкой черни, все переносят твердо и непоколебимо, и посмеваются колеблющимся, или жалеют о них, — посмеваются по любомудрию, жалеют по человеколюбию. Сами же для себя вменяют в стыд — отдаленные бедствия презирать и даже не почитать бедствиями, но уступать над собою победу настоящим, и притом кратковременным, как будто они постоянны, оказывать любомудрие безвременно, а в случае нужды  оказываться нелюбомудрыми; что подобно тому, как если бы стал почитать себя отличнейшим борцом, кто никогда не выходил на поприще, или искусным кормчим, кто высоко думает о своем искусстве в тихую погоду, а в бурю бросает из рук кормило (свт. Григорий Богослов, 13, 300—301).

***

Если верно уставишь весы и взвесишь все, что в жизни приятного и что прискорбного, то одна чаша, до верха нагруженная злом, пойдет к земле, а другая, напротив, с благами жизни, побежит вверх. Война, море, возделывание земли, труд, разбойники, приобретение имущества, описи имений, сборщики податей, ходатаи по делам, записи, судьи, неправдивый начальник — все это еще детские игрушки в многотрудной жизни. Посмотри и на приятность жизни: пресыщение, обременение, пение, смех, гроб, всегда наполненный сотлевшими мертвецами; брачные дары, брак, брак второй, если расторгся прежний, прелюбодеи, поимка прелюбодеев; дети — тревожная скорбь, красота — неверная приманка; безобразие — невинное зло; заботы о добрых детях, печаль о худых; богатство и нищета — сугубое зло, презорство, гордость — все это, как шар, летающий из рук в руки у молодых людей (свт. Григорий Богослов, 15, 266—267).

***

О, как продолжительною сделали жизнь эту бедствия! — Долго ли мне сидеть у гноища? Как будто все блага нашей жизни заключены в одном утешении — изо дня в день то принимать в себя, то извергать отмеренное.

Не многим пользуется гортань; а все прочее переходит в сток нечистот. Еще зима, еще лето; то весна, то осень попеременно; дни и ночи — двойные призраки жизни; небо, воздух, море — во всем этом, и что неподвижно, и что вращается, ничего для меня нет нового, всем я пресыщен. Другую даруй мне жизнь и другой мир, для которого охотно несу все тяжести трудов. Лучше бы мне умереть, когда заключил Ты меня в матернюю утробу, ибо, как скоро начал я жизнь, моим уделом стали тьма и слезы.

Что это за жизнь? — Воспрянув из гроба, иду к другому гробу и, восстав из могилы, буду погребен в нещадном огне. Да и это время, пока дышу, есть быстрый поток бегущей реки, в которой непрестанно одно уходит, другое приходит и ничего нет постоянного. Здесь все один прах, который закидывает мне глаза, и я дальше и дальше отпадаю от Божия света, ощупью, по стене, хватаюсь за то и другое, брожу вне великой жизни. Отважусь на одно правдивое слово: человек есть Божия игра, подобная одной из тех, какие видим в городах. Сверху надета личина, которую сделали руки; когда же она снята, каменею от стыда, явившись вдруг иным. Такова вся жизнь жалких смертных. У них на сердце лежит мечтательная надежда, но тешатся ею недолго (свт. Григорий Богослов, 15, 269—270).

***

Много путей многобедственной жизни, и на каждом встречаются свои скорби; нет добра для людей, к которому бы не примешивалось зло; и хорошо еще, если бы горести не составляли большей меры! Богатство неверно; престол — кичение сновидца; быть в подчинении тягостно, бедность — узы, красота — кратковременный блеск молнии, молодость — временное воскипение, седина —  скорбный закат жизни, слова летучи, слава — воздух, благородство — старая кровь, сила — достояние и дикого вепря, пресыщение нагло, супружество — иго, многочадие — необходимая забота, бесчадие — болезнь, народные собрания — училище пороков, недеятельность расслабляет, художества приличны пресмыкающимся по земле, чужой хлеб горек, возделывать землю трудно, большая часть мореплавателей погибли, отечество — собственная яма, чужая сторона — укоризна. Смертным все трудно; все здешнее — смех, пух, тень, призрак, роса, дуновение, перо, пар, сон, волна, поток, след корабля, ветер, прах, круг, вечно кружащийся, возобновляющий все подобное прежнему, и неподвижный, и вертящийся, и разрушающийся, и непременный — во временах года, днях, ночах, трудах, смертях, заботах, забавах, болезнях, падениях, успехах.

И это дело Твоей премудрости, Родитель и Слово, что все непостоянно, чтобы мы сохраняли в себе любовь к постоянному! Все обтек я на крылах ума — и древнее, и новое; и ничего нет немощнее смертных. Одно только прекрасно и прочно для человека: взяв крест, преселяться отселе. Прекрасны слезы и воздыхания, ум, питающийся божественными надеждами, и озарение Пренебесной Троицы, вступающей в общение с очищенными. Прекрасны отрешение от неразумной персти, нерастление образа, принятого нами от Бога. Прекрасно жить жизнью, чуждою жизни, и, один мир променяв на другой, терпеливо переносить все горести (свт. Григорий Богослов, 15, 271—272).

***

Увы! Тесно мне и в жизни, и при конце жизни. Здесь грех, а там наказание. Стою в середине, боясь огненной реки. Надеюсь больше на Тебя, Христос, нежели на  здешние подвиги. Если бы у меня была возможность, хотя несколько, очиститься, это было бы всего лучше. Но если непрестанно умножается во мне зло, то пора разрешиться, пока не постигла меня худшая участь (свт. Григорий Богослов, 16, 12—13).

***

Какое это принуждение! Вступил я в жизнь? — прекрасно! Но для чего же обуреваюсь треволнениями жизни? Скажу слово, оно смело, однако же скажу его. Если бы не Твой был я, Христе, мне стало бы это обидой. Мы родимся на свет, утомляемся, насыщаемся, спим, бодрствуем, ходим, бываем и больны, и здоровы; есть у нас и удовольствия, и труды. Но временами года и солнцем наслаждается и все, что есть на земле. А умирают и согнивают телом и скоты, которые, правда, презренны, но не подлежат и ответственности. В чем же мое преимущество? Ни в чем, кроме Бога; и если бы не Твой был я, Христе, мне стало бы это обидой (свт. Григорий Богослов, 16, 13).

***

Душа, взирай горе, а земное все забудь, чтобы тело не покорило тебя греху! Коротка жизнь сия; счастливец наслаждается как бы во сне. Всякому выпадает разная судьба. Одна чистая жизнь всегда постоянна и многолетна, и всего лучше — жить такой жизнью. Иные уважают или золото, или серебро, или продолжительную трапезу — эти детские забавы в настоящей жизни; а другим дороги или прекрасные шелковые ткани, или поля, засеянные пшеницей, или стада четвероногих. Но для меня великое богатство — Христос. О если бы мне когда-нибудь увидеть

Его чистым, неприкровенным умом! Прочим же пусть владеет мир (свт. Григорий Богослов, 16, 19—20).

***

Персть, брение, кружащийся прах! Земля опять соединяется с землею, повивается земными пеленами и снова делается перстью, как прах, который сильным круговоротом ветров поднят в высоту, и потом брошен вниз. Ибо гак и нашу кружащуюся жизнь бури лукавых духов подъемлют в высоту — к лживой славе; но персть тотчас опадает вниз и остается долу, пока слово Сотворившего не совокупит того, что было соединено, и разрушилось по нужде. А теперь сия персть, в которую вложен дух с Божиим образом, как бы изникнув из какой-то глубины, возглашает земные печальные песни, и оплакивает жизнь, по видимому улыбающуюся (свт. Григорий Богослов, 16, 33—34).

***

Пусть сам я понесу свой жребий, переселившись отсюда и охотно уступив снедающим сердце напастям; но вам, которые будете жить после меня, даю заповедь: нет пользы в настоящей жизни; потому что жизнь эта имеет конец (свт. Григорий Богослов, 16, 34).

***

Ты здесь странник и пришелец, пресмыкающийся по чуждой тебе земле. Отсюда восставит тебя Бог в отечество твое. Подвиги твои не долговременны; а награда выше трудов (свт. Григорий Богослов, 16, 84).

***

Самая лучшая польза от жизни — умирать ежедневно (свт. Григорий Богослов, 16. 209).

***

Много, очень много случится перенести человеку с продолжением времени. Но что ни посылает правящий нашею жизнию Бог, все это сносно (свт. Григорий Богослов, 17,87).

***

Со Христом желает... <человек> царствовать бесконечные веки; ужели же не решится с усердием, в продолжение краткого времени жизни сей до самой смерти, терпеть борения, труды и искушения? (прп. Макарий Египетский, 67, 45).

***

...Мир сей противится горнему миру, и век сей противоположен горнему веку (прп. Макарий Египетский, 67, 181).

***

...Как скоро увидишь нечистую и невоздержную жизнь, подлинно из брения и грязи рождающуюся, и при уподоблении бессловесным в образе своего поведения не держащуюся в точности ни того, ни другого естества, увидишь, что, кто по природе человек, тот по страсти делается скотом, и тем показывает в себе этот земнородный и обоюдный образ жизни, то найдешь при этом признаки подобной болезни, не на ложах только, но и на трапезе, и в хранилищах, и по всему дому. Таковой во всем  выражает свое распутство, так что по заботам, какие в доме, всякому легко узнать жизнь и невоздержного, и благонравного человека (свт. Григорий Нисский, 18, 280).

***

Скоротечен и преходящ состав человеческой жизни, вместо отделившегося требует возобновляющего. Посему, кто в услуживании естеству не увлекается сверх необходимости суетными заботами, тот не много ниже ангельского чина по жизни, в довольстве для себя малым подражая Ангелам, ни в чем не имеющим нужды (свт. Григорий Нисский, 18, 440).

***

...Обученный Божественным тайнам, без сомнения, знает, что людям свойственна и естественна жизнь, уподобляющаяся Божественному естеству, а жизнь чувственная, провождаемая в деятельности чувствилищ, дана естеству для того, чтобы знание видимого сделалось для души путеводителем к познанию невидимого... (свт. Григорий Нисский, 19, 211).

***

...Всякая человеческая рачительность, занятая чем-либо житейским, в подлинном смысле есть игра детей на песке, наслаждение которых сделанным прекращается вместе с тщанием это сделать. Как же скоро труд прекратился, песок рассыпался в то же положение, в каком он был прежде, с сим вместе не остается и следа приложенных трудов. Такова же человеческая жизнь, честолюбие — песок, властолюбие — песок, богатство — песок, песок и все то, чем со тщанием наслаждаются при посредстве  плоти; осуетившиеся ныне этим младенчествующие души, которые много несут трудов за каждую вещь, доставляющую такое удовольствие, но как скоро оставят эту песчаную область, разумею плотскую жизнь, познают тогда суетность здешнего препровождения жизни. Ибо с вещественной жизнью продолжается и наслаждение; с собою же ничего они не уносят, кроме одной совести (свт. Григорий Нисский, 19, 216—217).

***

...Ныне время плакать; а время смеяться предоставлено в уповании, потому что настоящая печаль соделается матерью ожидаемого веселия (свт. Григорий Нисский, 19, 306).

***

Человек возделывает землю, плавает по морям, злостраждет в воинских трудах, торгует, терпит убыток, приобретает выгоду, судится, борется, уходит с поприща побежденным, получает победный приговор, признается бедствующим, ублажается, покоится дома, скитается по чужим людям, терпит все иное, что видим в различных житейских занятиях, где у каждого свое дело. И тратящему жизнь свою на подобные занятия какое приносит преимущество забота об этом? Не вместе ли и жизнь прекращается, и все покрывается забвением? Оставленный тем, чего вожделевал, уходит обнаженным, не взяв с собою ничего из здешнего, кроме одного сознания об этом, от которого после в таковых занятиях по заблуждению к проводившему жизнь бывает на небо такой как бы глас: кое изобилие было тебе от многих этих трудов, которыми трудился ты? Где великолепные дома? Где погреба с деньгами? Где медные изваяния и восклицания хвалящих?

Теперь вот огонь, бичи, неподкупный суд и непогрешительное исследование сделанного в жизни (свт. Григорий Нисский, 19, 354—355).

***

Скажи мне, что хорошего видишь в сей жизни? Рассуди, в чем проявляется жизнь? Не привожу тебе изречение пророка, что всяка плоть сено (Ис. 40, 6), ибо в этом употреблении пророк скорее представляет наше жалкое естество в лучшем виде, чем каково оно на самом деле и действительно, может быть, лучше, если бы оно было травою, чем тем, что оно есть. Почему? Потому что трава не имеет от природы ничего неприятного, а наша плоть производит зловоние, обращая в тление все, что ни примет в себя. Какое наказание может быть тяжелее того, как все время быть в подчинении велениям чрева! Посмотрите на этого неотступного собирателя дани — говорю о чреве, с какою взыскательностью он ежедневно требует своего! Если иногда и больше дадим ему, это не будет нисколько уплатою вперед следующего долга. Мы совершаем круг жизни, подобно рабочим животным на мельнице, у которых закрыты глаза; всегда отходим от одного места и приходим к тому же, я говорю о периодически возвращающихся явлениях жизни; о позыве к пище, насыщении, сне, бодрствовании, очищении, наполнении; непрестанно от этого переходим к тому, от того к этому, и опять то же, и никогда не перестанем вращаться в этом кругу, доколе не выйдем из этой мельницы. Хорошо Соломон здешнюю жизнь называет сосудом сокрушенным и домом чуждым (ср.: Притч. 23, 27); поистине она чужой дом, а не наш, потому что не от нас зависит пробыть в нем, когда желаем, но и того, как вводимся в этот дом, мы не знаем. Сравнение же с сосудом уразумеешь, если обратишь  внимание на ненасытность желаний. Не видим ли, как люди (как бы сосуд какой) наполняют себя почестями, властью, славою и всем подобным? По вливаемое утекает и не остается в сосуде. Стремление к славе, власти, к чести постоянно в нас действует, а сосуд остается не наполненным. Поистине, не сокрушенный ли это сосуд, текущий всем дном, который, если перельешь в него целое море, естественно не может наполниться (свт. Григорий Нисский, 25, 418).

***

Не сделаем же себя недостойными входа в Чертог: доколе мы пребываем здесь, то, хотя бы совершили множество грехов, есть возможность омыть все, раскаявшись во грехах... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 11).

***

Ныне живем мы в этом мире, как дитя в утробе, терпя стеснение и не будучи в состоянии видеть блеск и свободу грядущего века; когда же наступит время рождения и настоящая жизнь всех воспринятых ею людей изведет на день суда, тогда недоношенные существа из мрака перейдут в мрак и из скорби в тягчайшую скорбь, а совершенные и сохранившие черты Царского образа предстанут Царю и вступят в то служение, которым служат Богу все Ангелы и Архангелы (свт. Иоанн Златоуст, 44, 20).

***

...Кто соблюдает порядок, охраняя и сберегая главнейшее, гот, хотя бы не заботился о второстепенном, спасает и это чрез хранение первого... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 25).

***

...Гораздо лучше, начав временными трудами, закончить бесконечным упокоением, нежели, вкусив на краткое время мнимых приятностей, наконец впасть в самые горькие и тяжкие бедствия (свт. Иоанн Златоуст, 44, 78).

***

...Вся наша жизнь должна быть проводима в борьбе и трудах, если мы хотим наслаждаться вечным покоем и бесчисленными благами. Если же кто из беспечных захочет наслаждаться и здешними удовольствиями и тамошними наградами, уготованными трудящимся, тот сам себя обманывает и обольщает... Кто во время борьбы ищет покоя, находит себе навсегда позор и бесславие... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 198).

***

Кто время трудов делает временем покоя, тот будет стонать, скрежетать зубами и терпеть крайние муки тогда, когда нужно будет успокоиться вечным покоем (свт. Иоанн Златоуст, 44, 198).

***

Состояние здешней жизни нисколько не разнится от гостиницы и пребывания в постоялом доме: это и желали выразить святые, называя себя странниками и пришельцами, и такими словами научая нас пренебрегать и удовольствиями, и неприятностями настоящей жизни и, отрешившись от земли, всею душою прилепляться к небу (свт. Иоанн Златоуст, 44, 220).

***

День бывает худ или хорош не но своей природе... но по нашему усердию или беспечности. Если ты сделал добро. то день для тебя хорош, а если ты согрешил, то — худ и неразлучен с наказанием. Если ты будешь так рассуждать и так настраивать себя, совершая каждый день молитвы и милостыни, то весь год для тебя будет счастлив; а если ты, не заботясь о добродетели, будешь ожидать радостей для души своей от начала месяцев и исчисления дней, то не будет тебе ничего доброго. Диавол, зная это и стараясь отклонить нас от подвигов добродетели и подавить душевную ревность, научил людей счастье и несчастье приписывать дням (свт. Иоанн Златоуст, 44, 769).

***

...Велико зло — неблаговременность и злоупотребление временем жизни, которое дано нам Божиим человеколюбием на дело нашего спасения (свт. Иоанн Златоуст, 44, 874).

***

...Бог... устроил жизнь нашу трудною и тяжкою, чтобы мы, будучи теснимы здешними скорбями, возжелали будущих благ (свт. Иоанн Златоуст, 45, 89).

***

...Настоящая жизнь составляет для нас благо, потому что она служит для нас началом и приготовлением к будущей жизни, поприщем и местом борьбы для получения тамошних венцов... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 90).

***

Как живущие добродетельно и страждущие получают от Бога двойную награду, так и живущий во грехе и благоденствующий понесет двойное наказание (свт. Иоанн Златоуст, 45, 91).

***

Настоящая жизнь есть время покаяния; обременяющие нас грехи грозят нам великой опасностью, если покаяние не предотвратит наказания (свт. Иоанн Златоуст, 45, 372).

***

Настоящая жизнь есть путь, и нет в ней ничего постоянного, но мы проходим мимо и скорбей ее, и радостей (свт. Иоанн Златоуст, 45, 732).

***

Существуют... такие, которые думают, что они ради того введены в настоящую жизнь, чтобы, предавшись роскоши и расстроив свое чрево, и утучнив свое тело, затем умереть, приготовляя из своей собственной плоти очень обильную трапезу червю (свт. Иоанн Златоуст, 45, 825).

***

Жизнь, братья, преисполнена большой трудности, и непременно должно и праведному и неправедному, и благочестивому и нечестивому страдать (свт. Иоанн Златоуст, 45, 943).   

***

С плачем бывает вступление в жизнь, со слезами начало ее, которыми природа предвозвещает будущие страдания (свт. Иоанн Златоуст, 46, 84).

***

...Не будет нам никакой выгоды от правого учения, когда жизнь будет растленна, как нет п

svtf-big

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года.

(Ев. 9, 11-14; Мк. 10, 32-45). Грешница, услышав, что Спаситель в доме Симона, пришла туда с алавастром мира и, ставши при ногах Господа сзади, начала плакать и умыла слезами своими ноги Его, потом отерла их своими волосами, облобызала и помазала миром (Лк. 7, 36-39). Она ничего не говорит, а только действует и своими действиями показывает самую нежную любовь к Господу. За то и сказано было о ней: "прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много" (Лк. 7, 47). О, когда бы и нам меньше говорить, а больше действовать, и действиями своими свидетельствовать любовь ко Господу! Скажешь: "Когда бы Он Сам тут был, так сейчас бы готов все сделать для Него". Да Он и есть тут, невидимо Своим лицом, а видимо во всех христианах, а наиболее в нуждающихся. Невидимого Господа намащай любительною сердечно - умною молитвою, а для видимого - делай все возможное для нуждающихся, и будешь делать для Бога.

svyatie-big

Изречения Святых Отцов.

day-small gur-small dbro-small ignat-small
fiaret-small svtf-small svyt-small