Jump to content

Игорь

Administrators
  • Content Count

    2,356
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

0 Neutral

About Игорь

  • Birthday 04/29/1969

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Нищие духом, плачущие и кроткие начинают алкать и жаждать правды. Не просто искать правду, а именно алкать (сильно желать, чувствовать голод) и жаждать (сильно желать, очень сильно хотеть пить). Не могут эти люди терпеть ложь и лукавство, они ревностно исполняют Божественные заповеди. Многие святые нам говорят, что под правдой, здесь подразумевается правда Божья. Получается что мы должны стремиться к правде перед Богом, к исполнению заповедей Божьих так же, как голодные стремятся найти хлеб, а жаждущие воду. Ну а насытятся они скорей всего в жизни вечной. "Буду насыщаться образом Твоим" (Пс. 16:15). "Они не будут уже ни алкать, ни жаждать" (Откр. 7:16).
  2. Мир во лжи Тег audio не поддерживается вашим браузером. Скачайте лекцию.
  3. Кто же такие, кроткие? Кротость - это следствие нищеты духа и плача. Все время плачущий о грехах своих не может быть гневливым. Гнев гаснет от слез и плача. Некоторые называют кротость синонимом нищеты духовной. Люди кроткие уподобились самому Господу нашему, который говорит в Евангелии: "Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем" (Мф. 11:29). "В обыденном смысле под кротостью понимается незлобивый и отходчивый нрав человека, умение контролировать эмоции, готового осознанно прощать ошибки и обиды от других". Незлобивый, человек оставивший всякое зло, и соответственно отказавшийся от совершения греха. А прощающий ошибки и обиды от других - это смиренный. Ибо сказано: "оставите и оставится вам" (Мф. 6:15). Кроток тот, кто будучи обижен, не мыслит творить зло и не творит его. Кроткий - это не слабохарактерный, а твердый духом. О пророке Моисее написано: "Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле" (Чис. 12:3), а его слабохарактерным и безвольным назвать никак нельзя. Кротости всегда сопутствует скромность. Кроткие, благополучие свое приписывают Богу, а в случившихся бедах не ропщут на Него. Они не возносятся и не завидуют. Ну а наследуют они конечно же не эту землю, на которой мы сейчас живем, а жизнь вечную, как пишут нам святые отцы.
  4. После того, как человек попытался отказаться от греха, узнал, что такое нищета духовная, он опять согрешил. Мало того, что воспоминания о тех, давних грехах не давали ему покоя, теперь он еще начал мучиться от совершения новых грехов. Осознание того, что назад ничего не вернешь, и сделанный грех уже совершен, привело его к покаянию. И ничего ему не оставалось, кроме того, что бы оплакивать свои грехи, как старые, так и новые. Это состояние по писанию святых отцов и является плачем. Нищета духа, сама являясь блаженством, рождает плач и слезы. Падающий человек (совершающий грех) восстает только покаянием, то есть плачем о грехах своих. Плачет человек не только видимыми слезами, но и сердцем. Слезы - не обязательный атрибут плача. Иоанн Пророк сказал: "Не плач происходит от слез, но слезы от плача". Иногда крик вырывается из груди, и за минуту, не дыша, выходит из него все накопившееся, а потом рыдания без слез. Возможно о таком плаче говорил Иисус в нагорной проповеди. У псалмопевца читаем: "Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит". Дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно - это и есть плач. Покаяние - это дар Божий. Однажды, показав его сущность, Господь может и лишить этого дара. Перед началом Великого поста в первом, из покаянных тропарей, мы слышим: "Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче". Святитель Игнатий Брянчанинов писал: "Покаяния жажду!.. Милосердый Господь, утоли мою неутолимую, снедающую меня жажду: даруй мне покаяние! Изливший на меня толикие, бесчисленные благодеяния, наверши и преисполни их дарованием покаяния! Владыка всесвятой! Не лиши меня дарования, о получении которого, в безумии моем, столько времени умоляю Тебя, не ведая, чего прошу, не ведая, способен ли я к получению дара, не ведая, сохраню ли его, если получу... Дар покаяния мне дороже и вожделеннее сокровищ всего мира". Помолюсь и я о даровании покаяния и плача о грехах, а Господь, по писанию Святых, меня утешит.
  5. Жил-был человек. Прожил он 40 лет, и не было греха, которого бы он не испробовал. И вот, Святой Дух, путями Ему одному ведомыми, привел человека в храм Божий. Человек захотел стать православным христианином и начал постепенно бороться со страстями и отказываться от греха. Шаг за шагом человек отказался от блудной страсти. Сквернословить в среде православных людей тоже не принято, он прекратил ругаться матом. В каждой исповеди он каялся в том, что курит. Вскоре, как ему и говорил священник, он резко бросил курить и т.д. Единственное, как ему казалось, чем он утешался иногда - это спиртное (раз в недельку). Как-то раз он решил и с этой страстью решительно покончить. И вот едет он по лесной дороге, погода пасмурная, уныние. И вдруг он понимает, что состояние его сейчас - нищета духовная. Это было, как гром, среди ясного неба. Понимание пришло не от него, а от Бога. Был страшный испуг, а что дальше, чем он будет дальше питать свою душу. Раньше он, совершая грех, испытывал удовлетворение, получал удовольствие. А как же сейчас, чем будет жить он. Как же без всего того, чем он успешно занимался в течении предыдущих лет. И испугался человек, приехал домой и выпил. Бог показал человеку, какая она - нищета духовная. Человек тогда понял, что нищета духа - это отказ от совершения всякого греха, и в следствии этого, нужда в Боге. Нищий духом - это тот, кто оставил все зло и жаждет общения с Богом. Прошло несколько лет, а человек так и не решается опять испытать это чувство. Возможно, когда-нибудь, он все-таки решиться опять это испытать. Хотя с тех времен Господь открыл для него еще несколько грехов, раньше он их просто не видел, с которыми ему надо побороться.
  6. Наука, закон, заповеди блаженства Тег audio не поддерживается вашим браузером. Скачайте лекцию.
  7. Есть что-то невыразимо грустное в созерцании осенней природы. Тоска невольно щемит сердце при виде пожелтевших и опустевших полей, при виде леса, потерявшего свою пышную летнюю одежду, при частом ненастье, при свисте и завывании ветра... Давно ли веселили сердца яркие, сияющие дни, — и вот теперь нависло серое небо, обложили его низкие, тяжелые, мрачные тучи. Давно ли я наслаждался в знойный полдень прохладой могучего бора, его свежим, чистым воздухом, в котором раздавалось пение птиц? Как приятен был шелест листьев, когда ветер пробегал по вершинам деревьев! Но вот старые деревья давно облетели, и только кое-где на молодых еще мелькают увядшие желтоватые листочки, как бы напоминая о минувшем лете. Лишь изредка заблестят они румянцем и золотом, когда коснутся их лучи невысокого осеннего солнца... Давно ли разноцветный ковер расстилался на лугах под ногами, веселя зрение и услаждая обоняние? И вот теперь на земле всюду — иссохшие листья, мягкие и пухлые от сырости, да пожелтевшая трава... Унылая пора! Но отчего же тем не менее эта навевающая тоску осенняя природа так много говорит сердцу, — гораздо яснее, чем светлые летние дни? Не правда ли, есть какое-то своеобразное наслаждение в этом зрелище осеннего замирания? В самом деле, природа не говорит ли нашему сердцу больше и сильнее в грустные дни? Или, быть может, невольно чувство грусти, навеваемое осенней природой, более сродни нашему сердцу, чем беззаботное веселье, и слезы полезнее, чем смех? Стоишь, не отрываясь очами от грустной дали потемневших полей, слушаешь — не наслушаешься завываньем осеннего ветра, — и мысль невольно устремляется к грустным, печальным сторонам жизни, в душе возникают образы и картины давно минувшего, вновь звучат отголоски каких-то забытых, но хорошо знакомых вздохов и стонов... Невольно вспомнишь о всем том, что крушит и омрачает твою жизнь, о дорогих, невозвратимых утратах, о горьких разочарованиях и разбившихся в прах мечтах, и невольно припомнишь слово Премудрого: суета сует! Не пойдут на ум в это время веселые песни — нет! Скорее вспомнишь слово другого мудреца, который утверждал, что доля каждого человека есть скорбь и страдания... Так, бесспорно, скорбь и страдания — наш удел на земле. Но посмотри внимательно кругом: среди омертвелых полей ты заметишь свежую зелень новых посевов — залог будущей жизни. Пройдет осень вместе с зимой, и природа воскреснет к новой жизни. Так и христианин, среди горя и страданий земной жизни, не должен забывать о великих обетованиях Божиих. Скорби и страдания очищают душу и приготовляют ее к новой жизни, где уже не будет ни печали, ни воздыхания. Вспоминай это чаще, христианин, и твоя скорбь растворится радостью, и ты согласишься с тем, что никогда нет такого горя, в котором не было бы и радости. Научившись безропотно переносить страдания, ты приобретешь то терпение, то спокойствие духа, которые не возмутятся земными невзгодами, потому что взор твой сквозь свинцовые тучи скорбей проникнет туда, где сияет вечно солнце, где царит мир и невозмутимая радость. Тебе грустно смотреть на увядающие цветы, на облетевшие листья? Все это напоминает тебе об увядшей красоте, об отлетевших надеждах? Но кто же сказал тебе, что вся жизнь твоя будет одной вечной весной, непрерывающимся праздником, что ты живешь только затем, чтобы есть, пить и веселиться? Если уж о чем жалеть и сокрушаться, то вовсе не о потерянных благах, а скорее о том, что ты не сумел, как следует, воспользоваться ими. Может быть, при виде поздней осени, ты вспомнишь о ранней весне твоей жизни — о счастливом детстве? Может быть, при виде убогих хат, темнеющих вдали, ты вспомнишь о тихом родительском крове, и в душе твоей промелькнет кроткий образ любящей матери, склонявшейся над твоим изголовьем, отца, который так заботливо, с такою любовью внушал тебе строгие правила истинно христианского поведения? Вспомнишь, может быть, и о том, как ты был чист и незлобив душой в невозвратимые дни золотого детства? О, ты будешь счастлив, если эти светлые воспоминания не омрачатся тотчас же другими, — горькими, печальными... Но много ли таких счастливцев? Много ли таких, которые могут сказать о себе, что они рано научились ценить любовь родительскую, что они не причинили им горя непокорностью, грубостью, самоволием, дурными привычками? Многие ли сумели ценить труды и заботы родительские, отвечая на них добрым поведением и нежнейшим чувством благодарности? Не чаще ли дети смотрят на заботы и жертвы для них родителей, как на что-то должное и необходимое, и не умеют понять и почувствовать истинной, чистой и бескорыстной любви? Слезы матери, ее бессонные ночи, ее беспокойные мучительные думы... О, как я желал бы теперь исправить и загладить все горе, причиненное родителям в моем детстве, с какой любовью приник бы к сердцу матери, с какими сладкими слезами целовал бы ее руки, не знавшие усталости в уходе за детьми! Увы, все это невозвратимо и непоправимо... Дети, берегите дни детства! Только раз в жизни мы вкусим нежные ласки матери, считайте минуты этих ласк за великое счастие, дорожите им. Только раз в жизни все дышит в нас чистотой сердца, невинностью. Постарайтесь на всю жизнь сохранить эти свои добрые качества, без которых нам не отверзутся райские двери, да не омрачат ясного неба души вашей мрачные тучи нечистых помыслов, да не возмутят его ваши капризы — эти зародыши сердечной порчи, и тогда вы избегнете горечи поздних слез раскаяния и сожаления о невозвратимом прошлом, этих жгучих мучительных слез. Без конца тянутся по небу мрачные осенние тучи, гонимые ветром, вереницей встают воспоминания... Была пора детства, настала весна юности. Как в природе в майские дни все дышит полнотой жизни, так душа в юные годы была полна надежд и стремлений... Молодые силы как бы рвались на простор. Чудные, прекрасные годы! Сколько было хороших планов, благих предначертаний! Но вместе с добрыми порывами незаметно развились во мне дурные наклонности, вырвались на волю страсти, и сколько сил потрачено совершенно бесплодно! И вот, когда настала пора зрелого возраста, то у меня не оказалось ни достаточно терпения, ни трудолюбия, ни самых необходимых познаний, ни сознания долга, ни любви к ближним... Это грустное поле, на котором так еще недавно красовалась нива, — теперь пустое, оно представляется мне верным образом моей жизни. Но ведь с этого поля уже собрали плоды. Вон там, близ жилья, темнеют высокие одонья и скирды хлеба, которыми будут кормиться люди до будущего урожая. Где же плоды моей деятельности? Где те планы и мечты, которыми так красна была весна моей жизни? Где добросовестное исполнение своего долга? Где добрые посевы для будущего? Увы, их очень немного или и вовсе нет! Как увядшие листья, отлетели когда-то гордые надежды и мечтания, и вместо них тянется ряд серых будничных дней — с жалкими самолюбивыми расчетами, с мелкими интересами, со всей бестолковой суетой нашей жизни, с нажитыми дурными привычками, с темными пятнами на совести... И говорит мне замирающая осенняя природа, что и этому скоро настанет конец, и это все скоро так же исчезнет для тебя, как исчезнут под снежным покровом зимы эти иссохшие листья, эти пожелтевшие поля... И тебя самого пожнет неумолимый серп смерти, подобно колосьям, когда-то весело шумевшим на этом поле... Грустно! Но не падай духом, не приходи в отчаяние! Бесконечно милосердый Отец Небесный еще длит дни твоей жизни и не отвергает пришедшего к Нему даже и в единонадесятый час. Постарайся, по крайней мере, дорожить остальными днями и, умудренный горьким опытом, исправь, что возможно: вытри, если можешь, слезы обиженных, поддержи ослабевшего брата, а главное — принеси слезы искреннего раскаяния и моли, моли со всей силой и теплотою души, чтобы всемогущий Творец помог тебе провести остальные годы твоей жизни в мире и покаянии, в мире с Богом и с ближними, и сподобил тебя честной старости. Смотри, — это помертвелое поле вновь оживет и зашумит светлыми колосьями, этот обнаженный лес вновь оденется в недавнюю красу и вся природа пробудится к новой жизни. Моли же Господа, чтобы и для тебя настала весна новой жизни, чтобы, очистившись от всего земного, тленного и грешного, и ты воскрес для новой блаженной и никогда не стареющей жизни. "Душеполезное чтение" 1893 г.
  8. Господь и Спаситель наш Иисус Христос, искушаемый от диавола в пустыне, всякое искушение лукавого отражал словом Божественного Писания: «писано есть: не о хлебе единем жив будет человек» (Мф. 4; 4); «паки писано есть: не искусиши Господа Бога твоего» (Мф. 4; 7); «писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися...» (Мф. 4; 10). Своим примером Господь поучает и нас побеждать всякое искушение врага словом Божиим. Так и поступали святые отцы-подвижники. Соберем здесь кратко из их писаний святые словеса писаний Божественных, которые предлагают они как непобедимое оружие на восемь главных (обдержательных) греховных помыслов. Против чревоугодия «Внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством и печальми житейскими, и найдет на вы внезапу день той» (день Суда Страшного). (Лк. 21; 34). «Горе вам, насыщеннии ныне, яко взалчете!» (Лк. 6; 25). «Не пользует безумному сладость» (Притч. 19; 10). «И не упивайтеся вином, в немже есть блуд» (Еф. 5; 18). Против блудной страсти «Помилуй мя, Господи, яко немощен есмь» (Пс. 6; 3). «Изгонящиимя (гонители мои) ныне обыдоша мя» (окружили меня). (Пс. 16; 11). «Радосте моя, избави мя от обышедших мя!» (Пс. 31,7). «Отврати очи мои, еже не видети суеты. Пригвозди страху Твоему плоти моя» (Пс. 118; 37,120). «Боже, в помощь мою вонми» (Пс. 69; 1). «Суди, Господи, обидящыя мя, побори борющыя мя. Приими оружие и щит и востани в помощь мою... Рцы души моей: спасение твое есмь Аз» (Пс. 34; 1,2-3). «Всяцем хранением блюди твое сердце: от сих бо исходища живота» (Притч. 4; 23). «Помяни, яко смерть не замедлит» (Сир. 14; 12). «Насажден ухо, не слышит ли?.. Или создавый око, не сматряет ли?.. Господь весть помышления человеческая» (Пс. 93; 9, 11). «Всяк, иже воззрит на жену ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердцы своем» (Мф. 5; 28). «Блуд же и всяка нечистота... ниже да именуется в вас, якоже подобает святым» (Еф. 5; 3). «Бегайте блудодеяния!» (1 Кор. 6; 18). «Не весте ли, яко телеса ваша удове Христовы суть? Вземь ли убо уды Христовы, сотворю уды блудничи? Да не будет!» (1 Кор. 6; 15). «Или не весте, яко телеса ваша храм живущаго в вас Святаго Духа суть... и несте свои? Куплени бо есте ценою» (1 Кор. 6; 19-20). «Еще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог» (1 Кор. 3; 17). «И како сотворю глагол злый сей и согрешу пред Богом?» (Быт. 39; 9). Против сребролюбия «Блаженнее есть паче даяти, нежели приимати» (Деян. 20; 35). «Тако убо всяк от вас, иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик» (Лк. 14; 33). «А хотящии богатитися впадают в напасти и сеть, и в похоти многи несмысленны и вреждающыя, яже погружают человеки во всегубителство и погибель. Корень бо всем злым сребролюбие есть: егоже нецыи желающе заблудиша от веры, и себе пригвоздиша болезнем многим» (1 Тим. 6; 9-10). «Лихоимание... есть идолослужение» (Кол. 3; 5). «Безумне! В сию нощь душу твою истяжут от тебе, а яже уготовал еси, кому будут?» (Лк. 12; 20). «Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам» (Мф. 6; 33) Против гнева «Рабу же Господню не подобает сваритися, но тиху быти ко всем» (2 Тим. 2; 24). «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф. 11; 29). «Аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую» (Мф. 5; 39). «Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный; аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших» (Мф. 6; 14). Отпущу ли ему (брату) до седмь крат?— Не глаголю тебе: до седмь крат, но до седмьдесят крат седмерицею» (Мф. 18; 21-22). «И прогневався господь его (немилосердного заимодавца), предаде его мучителем, дондеже воздаст весь долг свой. Тако и Отец Мой Небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешения их» (Мф. 18; 34-35). «Гневайтеся и не согрешайте; солнце да не зайдет во гневе вашем; ниже дадите места диаволу» (Еф. 4; 26-27). «Гнев бо мужа правды Божия не соделовает» (Иак. 1; 20). «Аще же друг друга угрызаете и снедаете, блюдитеся, да не друг от друга истреблени будете» (Гал. 5; 15). Против печали «Благо мне, яко смирил мя еси», Господи! (Пс. 118; 71). «Блажен человек, егоже аще накажеши, Господи, и от закона Твоего научиши его» (Пс. 93; 12). «Господи, в скорби помянухом Тя!» (Ис. 26; 16). «Многими скорбьми подобает нам внити во Царствие Божие» (Деян. 14; 22). «В мире скорбни будете, но дерзайте, яко Аз победих мир» (Ин. 16; 33). «Внидите узкими враты: яко пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им» (Мф. 7; 13). «Аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим?» (Иов. 2; 10). «Яко Господеви изволися, тако бысть: буди имя Господне благословено во веки» (Иов. 1; 21). «Егоже бо любит Господь, наказует: биет же всякого сына, егоже приемлет. Аще же без наказания есте, емуже причастницы быша вси, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове» (Евр. 12; 6, 8). «Верен же Бог, Иже не оставит вас искуситися паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи вам понести» (1 Кор. 10; 13). «Судими же, от Господа наказуемся, да не с миром осудимся» (1 Кор. 11; 32). Против уныния (нечувствия, разленения, скуки, отчаяния) «Царствие Божие с нуждею восприемлется, и нуждницы восхищают е» (Мф. 11; 12). «Гнев Господень стерплю, яко согреших Ему» (Мих. 7; 9). «Вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаеши мя? Уповай на Бога» (Пс. 41; 6). «Потерпи Господа, мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа» (Пс. 26; 14). «Терпя, потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою» (Пс. 39; 1). «В терпении вашем стяжите душы вашя» (Лк. 21; 19). «Претерпевый же до конца, той спасется» (Мф. 24; 13). «Противитеся же диаволу, и бежит от вас» (Пак. 4; 7). «Неключимаго раба вверзите во тму кромешнюю: ту будет плачь и скрежет зубом» (Мф. 25; 30). «Аще кто не хощет делати, ниже да яст!» (2 Фес. 3; 10,). «Проклят (человек) творяй дело Господне с небрежением» (Иер. 48; 10). Против тщеславия «Не воструби пред собою» (Мф. 6; 2). «Что же имаши, егоже неси приял? Аще же и приял еси, что хвалишися яко не приемь!» (1 Кор. 4; 7). «Хваляйся, о Господе да хвалится» (1 Кор. 1; 31). «Яко без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15; 5). «Бог разсыпа кости человекоугодников» (Пс. 52; 6). «Да приимут абие студ свой глаголющии ми: благоже, благоже!» (Пс. 39; 16). Против гордости «Почто гордится земля и пепел?» (Сир. 10; 9). «Аз же есмь червь, а не человек» (Пс. 21; 7). «Зоне всяка плоть яко трава, и всяка слава человеча яко цвет травный» (1 Пет. 1; 24). «И на кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливаго и трепещущаго словес Моих» (Ис. 66; 2). «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу» (Пс. 113; 9). «Темже мняйся стояти да блюдется, да не падет» (1 Кор. 10; 12). «Господь гордым противится, смиренным же дает благодать» (Иак. 4; 6). «Яко всяк возносяйся смирится» (Лк. 14; 11). « Нечист пред Богом всяк высокосердый» (Притч. 16; 5). «Еже есть в человецех высоко, мерзость есть пред Богом» (Лк. 16; 15). «Не хваляй бо себе сей искусен, но егоже Бог восхваляет» (2 Кор. 10; 18). «Аще бо кто мнит себе быти что, ничтоже сый, умом льстит себе» (Гал. 6; 3). «Смирихся, и спасе мя» (Пс. 114; 5). По материалам «Троицких листков»
  9. Игорь

    i.jpeg

×
×
  • Create New...